Северный Кавказ на рубеже 19-20 веков

Содержание:

  1. Капиталистические преобразования на Северном Кавказе
  2. Цивилизационные сложности вхождения горцев в российское экономическое и социальное пространство
  3. Культурные изменения среди коренных народов

Капиталистические преобразования на Северном Кавказе

Административные и социальные реформы 60-70-х годов 19 века открыли дорогу капитализму на Северный Кавказ. К концу 19 века здесь увеличилась доля русского населения, прежде всего, из-за миграций крестьян из центральных губерний России. В Ставропольской губернии, Кубанской и Терской областях они получили название «иногородние». Не имея прав на землю, они вынуждены заниматься ремеслом и торговлей.

В этот период продолжается освоение оставшихся целинных земель, соответственно возрастает роль товарного земледелия. К концу 19 века Северный Кавказ на ряду с украинским и центральным черноземьем становится житницей Российской Империи. Продажа на рынок зерна, мяса, кожи становится основным профилем Кавказа. Для быстрого вывоза продукции осуществляется строительство железных дорог и шоссе.

В 1875 году открылось движение по Ростово-Владикавказской железной дороге, связывавшей регион с остальной Россией. В 1878 году открылась железнодорожная ветка Тихорецкая — Екатеринодар. В 1896 году — Кавказская — Ставрополь. В 1899 году — Тихорецкая — Царицин.

Появление дорог усиливает значение городов, способствует стремительному росту населенных пунктов вдоль магистралей. Необходимость вывоза сельскохозяйственного сырья повышает роль портов.

Северный Кавказ на рубеже 19-20 веков
Открыть в полном размере

Втягивание Северный Кавказ в общероссийский рынок усиливало капитализацию этого региона и способствовало формированию международных экономических связей. В конце 19 века сельхоз продукция Кубанской области экспортировалась в Германию, Голландию, Данию, Италию, Бельгию, Фанцию и Англию.

Помимо сельскохозяйственного сырья активно разрабатывали природные ископаемые. В Осетии действовало несколько рудников по добыче полиметаллов. В Адыгее и Чечне проводилась разработка нефти.

Северному Кавказу и России в целом были присущи черты:

  • неравномерность развития некоторых регионов и областей;
  • общинные пережитки;
  • отставание инфраструктуры от производства.

Цивилизационные сложности вхождения горцев в российское экономическое и социальное пространство

Не всё славянское население принимало участие в капиталистических отношениях, в сельском хозяйстве по прежнему использовались дедовские методы, а само население едва ил имело представление о передовых приемах агротехники.

Еще слабее к рынку подключались коренные горцы. Объективно, для того чтобы участвовать в деловой жизни страны , необходимо было приобщаться к российским цивилизационным ценностям. В течение длительного времени это было доступно лишь горской знати, особенно тех народов, где сложилась социальная дифференциация (осетины, кабардинцы, абазины, кумыки).

Князья и дворяне зачислялись на царскую службу, получали награды, деньги, земли. Представители знатных фамилий обучались в университетах. В Ставропольской гимназии за период 1850-1887 годов образование получили 1839 горцев.

В целом знати у горцев было мало, основная масса населения — крестьяне-общинники. Будучи неграмотными, темными, они стойко держались за свои родовые обычаи, веру, язык, и с подозрительностью воспринимали все новое исходившее от властей, гяуров (кафир).

Окончательное завершение боевых действий на Кавказе в 1864 году вовсе не означало автоматического завершения вражды между русскими и горцами. Антирусские настроения имели место и после завершения Кавказской войны. Например, в 1864-1865 годах выступление секты зикристов под руководством Кунта-Хаджи, в последствии, Кадирийа, горная Чечня. В 1868 году  — волнения адыгов в аулах по реке Ходзь. Весна-лето 1877 года — восстание в Чечне и Дагестане под лозунгами за свободу и шариат. Все эти выступления не обошлись без подстрекательств мусульманского духовенства и турецких агентов.

Данные факты не свидетельствовали о поголовном антирусском настроении всех горцев. В период восстания 1887 года част дагестанцев сражалась с русскими частями, другая часть добровольно записывалась в конную милицию, которая помогала подавлять восстание. В ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов несколько сотен кавказских горцев воевали против турок. В данных сражениях отличились ингушских эскадрон и осетинских дивизион при освобождении Болгарии. В Закавказье проявили себя кабардино-кумыкский и чеченский формирования.

Царское правительство использовало качества и природную воинственность горцев и потому многие и них на военной службе достигали военных чинов и положений в обществе. В составе Терского казачьего войска числились две станицы, Черноярская и Новоосетинская, население которых состояло из осетин.

Помимо военной деятельности, горцы достигали успеха и в хозяйственных сферах. В конце 19 — начале 20 веков курорты Кавказских Минеральных Вод почти целиком снабжались мясными и молочными продуктами (маслозавод В Бландова и Т. Бачерова). В Балкарии — сыроварение. Складывали собственные регионы специализации. Карачаевск и Балкария — овцеводство. Кабарда и Адыгея — коневодство. Дагестан — садоводство и виноградарство.

Некоторые из горцев, не имея возможности заниматься традиционной деятельностью, превращались в наемных рабочих. В 1897 году в Европейской России на разных предприятиях трудились 356 дагестанцев и 993 в Терской области. На Бакинских нефтяных промыслах трудились около 3000 дагестанцев.

Культурные изменения среди коренных народов

Приобщению горцев к ценностям российской цивилизации способствовали не только хозяйственные связи, но и культурно-просветительская деятельность Российского государства. В 1881 году в городе Темирханшура открылось реальное училище, где начинают учиться местные горцы. В 185 году — библиотека. В 1897 году — женская гимназия. К концу 19 века в Дагестанкой области действовало 26 школ, хотя общая грамотность населения оставалась низкой (9-10%).

Получившие знания в российских школах, гимназиях, училищах горцы становились просветителями собственных народов. Во второй половине 19 века появляется наибольшее число местных исследователей, будущей национальной интеллигенции. Например, печатаются произведения Абдулы Омарова по истории лакцев; работы по этнографии аварцев Айдамира Черкеевского; Балшит Далгат, окончив юридический факультет Санкт-Петербургского университета, публикует работу о религиозных верованиях чеченцев. Уроженец Ингушетии Чах Ахриев осуществляет сбор материалов  по материальной и духовной культуре ингушей, публикует их легенды и предания. Представитель Кабары Кази Атажукин издает кабардинскую азбуку, выпускает статьи об адыгах.

Наиболее способные из горцев становились не только просветителями, они осваивали другие занятия. В начале 20 века известность получает чеченский предприниматель и нефтепромышленник Тапа Чермоев.

Основная масса горского населения в целом медленно втягивалась в общероссийский рынок, слабо приобщалась к культуре. Тем не менее в составе Российской Империи все местные народы получили возможность сохранить свой язык и культуру, и в демографическом отношении они оказались в благоприятны условиях. Если в 1897 году всех адыгов в Кубанской области было примерно 65000, то в 1917 году — 100  000 человек. Горцы Северного Кавказа кроме добровольцев не подлежали всеобщей воинской повинности, что благоприятно сказывалось на демографических процессах.

©ncau.ru
создано на основе личных студенческих записей  лекций и семинаров

Еще по теме:

Пожалуйста, оцените публикацию
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(6 голосов, в среднем: 5 из 5)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.